Теплоход «Академик Киренский» («БАЙКАЛ»)

Фото теплохода: 
Теплоход «Академик Киренский» («БАЙКАЛ»)
Авария теплохода «Академик Киренский» («БАЙКАЛ»)
Тип теплохода: 
646
Длина, м: 
65.20
Ширина, м: 
12.00
Осадка, м: 
2.22
Количество палуб: 
2
Скорость хода, км/ч: 
22
Количество пассажиров, чел: 
197
Максимальная пассажировместимость, чел: 
700
Тип двигателя: 
6NVD48 дизельный четырёхтактный бескомпрессорный реверсивный
Количество двигателей: 
2
Мощность двигателей, л.с.: 
800
Класс речного регистра: 
М

Теплоход «Академик Киренский» - первый теплоход проекта 646 был построен в Германии на заводе Warnowwerft Warnemuende в период с 1953 году. Оригинальное обозначение - BiFa Typ B. Изначально теплоход носил имя "БАЙКАЛ".
Теплоход «Академик Киренский» - двухпалубное пассажирское судно с каютами на 1, 2, 4, 6 и 8 пассажиров. Некоторые каюты оборудовались умывальниками. Теплоходы имели два ресторана и два салона.
Теплоход «Академик Киренский» использовался на Енисейском пароходстве и затонул в 1981 году, после чего был списан.

Отрывок из книги «Между рекой и морем» В.С. Ледневского об аварии с теплоходом «Академик Киренский».

Двадцать девятого мая 1981 года, в 15 часов 30 минут, пассажирский теплоход «Академик Киренский», принадлежащий Енисейскому пароходству, мощностью 800 л.с., с осадкой 216 сантиметров, с пассажирами на борту в количестве 200 человек, состав экипажа 45 человек, с 20 тоннами груза на палубе вышел из Туруханска вверх по реке Нижняя Тунгуска (Угрюм-река), продолжив экспедиционный рейс Красноярск-Туруханск-Тура.

Перед отходом капитан теплохода «Академик Киренский» Н.Ф.Халевин обратился к заместителю начальника пароходства по эксплуатации М.Г.Мунину с просьбой дать лоцмана, так как ему не доводилось самостоятельно ходить при таких, сравнительно низких, уровнях воды, которые были в это время на Нижней Тунгуске, - 9,83 метра по водопосту Тура при проектном уровне 6,8 метра. Однако эта просьба не была удовлетворена. Впрочем, капитан Н.Ф. Халевин на Нижней Тунгуске не был новичком: в навигации 1973-1979 годов он совершал по этой реке по одному рейсу с лоцманом, а в 1980 году - самостоятельно, но при более благоприятных глубинах.

Вместе с теплоходом «Академик Киренский» по Нижней Тунгуске в мае 1981 года шел пассажирский теплоход "Профессор Близняк", на котором также не было лоцмана. Это теплоход Енисейского пароходства того же проекта, что и «Академик Киренский». При отходе из Туруханска капитаны обоих теплоходов - Н.Ф. Халевин и Ю.В. Попов - договорились о совместном движении судов.

От устья Нижней Тунгуски до поселка Учами - 598 километров - суда следовали в кильватер, поочередно выступая головными. В Учами теплоход «Академик Киренский» задержался, а "Профессор Близняк", с согласия капитана Халевина, ушел вперед. В дальнейшем суда следовали на расстоянии пяти - девяти километров друг от друга. Связь между собой судоводители поддерживали по УКВ-радиостанции "Кама-С".

1 июня 1981 года «Академик Киренский» подошел к Онекскому перекату - одному из сложных участков реки Нижняя Тунгуска. Осередок Онекский был затоплен. За рулем находился вахтенный третий штурман А.И. Учуваткин, выполнявший функции рулевого. Вахту по машинному отделению несли первый помощник механика В.А. Мизенин и моторист М.Я. Юкельсон. Погода была благоприятная, видимость удовлетворительная. Наступали сумерки. Береговая обстановка находилась на штатных местах и действовала исправно. Плавучая веховая обстановка в перекате Онекский в связи с уровнем воды, превышающем проектный на 2,6 метра, не была выставлена.

Судно шло полным ходом со скоростью 13-15 километров в час с невключенным эхолотом. В перекате Онекский, при переходе со створной линии створа № 731 на линию створа № 732, капитан Халевин дал указание третьему штурману Учуваткину взять левее. Штурман переложил руль влево на пять градусов, и теплоход начал поворот. Необходимой после этого команды: "Одерживай!" капитан не сделал.

Продолжая поворот влево, «Академик Киренский» уклонился от линии створа № 732 в сторону ухвостья Онекского осередка, вышел за пределы судоходной полосы и в 00 часов 30 минут 1 июня ударился о каменистый грунт. После удара капитан Халевин убавил ход до малого и дал команду третьему штурману взять правее. Теплоход приблизился примерно на 50 метров к левому берегу и на таком удалении от него последовал дальше.

При ударе судно получило пролом корпуса в трюмном отделении третьего класса и машинно-котельном отделении. По распоряжению капитана Халевина члены экипажа осмотрели корпус, и пробоина в трюмном отделении была обнаружена, как говорится, своевременно, после чего объявили "водяную тревогу". Для откачки воды сразу же включили осушительный насос НЦС-1 производительностью 130 кубометров в час. Под руководством первого штурмана Яковлева примерно через полчаса пробоину удалось заделать клиньями и паклей с солидолом.

Пробоину в машинно-котельном отделении - за главным распределительным щитом, в районе среднего топливного танка - обнаружили минут через десять-пятнадцать после удара. К этому времени здесь интенсивно прибывала вода, смешанная с газотурбинным топливом, и ее уровень поднялся уже до 90 сантиметров. Вода начала поступать и в трюмное жилое отделение третьего класса. Осушительный насос переключили на откачку воды из машинно-котельного отделения. Члены экипажа приступили к заделке пробоины подручными средствами - матрацами, подподушниками, фуфайками. Однако из-за ее неудобного, местонахождения — там могли работать только два человека - и позднего обнаружения заделать пробоину не удавалось. Осушительный насос НЦС-1 не справлялся с откачкой воды, а другие судовые откачивающие средства не были применены. О повышении уровня воды в машинно-котельном отделении механиком В.Н. Седельниковым было доложено капитану Халевину. Капитан, не организовав работы по заводке пластыря для заделки пробоин, принял решение поставить теплоход к берегу, чтобы не допустить его затопления в судовом ходу.

Капитан "Профессора Близняка" Попов, который был проинформирован о событиях на теплоходе "Академик Киренский" по УКВ-связи, посоветовал поставить аварийное судно к берегу в районе 740 километра, где к этому времени и стоял на якорях "Профессор Близняк". И теплоход "Академик Киренский" полным ходом пошел к указанному месту.

1 июня в 1 час 10 минут «Академик Киренский» отдал левый якорь и встал носовой частью к левому берегу на 739,5 километре, подав на берег швартовые тросы - два носовых и один кормовой. Сразу же к берегу подошел "Профессор Близняк", на который с аварийного судна были высажены все пассажиры. «Академик Киренский» в это время сохранял плавучесть, и откачка воды из его машинного отделения продолжалась. Экипаж "Профессора Близняка" оказать помощь в откачке воды не мог по причине отсутствия на борту этого судна откачивающих средств.

В 2 часа 20 минут капитан Халевин отдал распоряжение подготовить к заводке пластырь. Однако от этой операции пришлось отказаться: «Академик Киренский» носовой частью правого борта касался грунта, поэтому завести пластырь было невозможно. В 3 часа теплоход стал на грунт с креном на левый борт в пять градусов. Через час крен достиг уже восьми градусов, так как берег оказался с большим уклоном. В корпус судна продолжала поступать вода.

"Профессор Близняк" находился под бортом теплохода «Академик Киренский», пытаясь предотвратить его опрокидывание. В 9 часов к месту затопления судна подошли теплоходы "Солнечногорск" и "Северодонецк". В 10 часов 30 минут "Профессор Близняк" отошел в рейс. Под борт аварийного теплохода встал "Солнечногорск". В 11 часов крен достиг 12 градусов, на берег подали дополнительный швартовый трос. Вода по палубе дошла до надстройки. В 18 часов крен достиг 13 градусов. Весь экипаж и штат ресторана были высажены на берег и размещены в палатки.

2 июня в 6 часов 30 минут на вертолете прибыли водолазы и капитан-наставник Енисейского пароходства В.М. Кузнецов, который и принял руководство спасательными работами. По его распоряжению, во избежание опрокидывания теплохода, с его шлюпочной палубы было дополнительно подано на берег восемь швартовых тросов.

За период с 4 по 9 июня уровень воды по водопосту Тура повысился на 3,92 метра - с 9,23 до 13,15 метра, в результате чего теплоход «Академик Киренский» затопило до половины верхней шлюпочной палубы. 7 июня в 4 часа к месту затопления прибыл буксирный теплоход "Лаптев" с аварийно-спасательной станцией № 1. В оказании помощи участвовали суда: "Профессор Близняк", "Солнечногорск", "Северодонецк", "Гвардейск", "Дмитров", "Лаптев", аварийно-спасательная станция № 1. Никто из людей при затоплении судна и в ходе аварийно-спасательных работ не пострадал.

Капитан теплохода «Академик Киренский» Николай Федорович Халевин родился в 1942 году, образование высшее (в 1976 году окончил НИИВТ), инженер-судоводитель, имеет диплом капитана всех групп судов с районом плавания река Енисей (Красноярск-Караул), стаж работы на командных должностях - 15 лет, в должности капитана «Академика Киренского» - 8 лет. При движении в сложном для судоходства участке реки Нижняя Тунгуска, в Онекском перекате, недостаточно зная условия плавания при уровне воды, который установился изданный период, капитан не принял мер предосторожности. Не следовало по перекату идти полным ходом, не включая эхолот, не наблюдая Онекского осередка, скрытого под водой. Не обеспечил следования судна строго по створной линии створа № 732, как это рекомендуется наставлениями по плаванию на реке Нижняя Тунгуска, допустил уклонение теплохода за пределы судового хода, в сторону затопленного каменистого ухвостья Онекского осередка, где теплоход ударился о подводное препятствие.

После пролома корпуса теплохода капитаном Халевиным не были приняты меры по обеспечению непотопляемости судна с использованием всех имеющихся аварийно-спасательных средств, в частности пластыря по заделке пробоин, хотя с момента удара до потери плавучести теплохода прошло около двух с половиной часов. Капитаном не была обеспечена практическая подготовка членов судового экипажа к борьбе за живучесть и непотопляемость судна. Ситуацию усугубило отсутствие в районе аварии благоприятного — ровного, отмелого - места для постановки судна в целях избежания его затопления.

Следует отметить, что проследить по времени движение теплохода «Академик Киренский», действия экипажа после получения пробоин в корпусе судна не представлялось возможным ввиду разноречивых показаний членов экипажа, представленных администрацией судна документов-выписок из вахтенного и машинного журналов, акта о происшедшем случае и акта о борьбе за живучесть судна. Капитан Халевин не составил схему предполагаемого места удара судна о подводное препятствие, не организовал вызов на место аварии работников пути для проведения траления.

Разбирая аварийный случай с теплоходом «Академик Киренский», думаешь: "А что руководило капитаном Халевиным в тот момент? Как можно было пойти на скалистую отмель Онекского переката? Не знал капитан этого участка пути?" Я бы не согласился с утвердительным ответом, и вот почему - это мое мнение, ваше, читатель, я еще не знаю, - бывают такие моменты у судоводителей, что на какой-то миг отключаешься, как бы засыпаешь, команды рулевому даешь автоматически, произвольно, не проверяешь его действие — своего рода притупление памяти, о последствиях не думаешь, как после наркотиков.

После той аварии теплоход находился в ужасном состоянии. Если его наружная архитектура еще как-то сохранилась, то внутренняя часть - жилые помещения, бытовые узлы, рестораны, музыкальные салоны - превратились в груду хлама и гнилья. Зловоньем и удушающим запахом, съестными припасами, которых еще много оставалось после затопления, теплоход привлек к себе крыс и разных насекомых, - они уже успели проникнуть на мертвое судно и устроиться на жилье. Ветер со свистом лез во все щели неживого теплохода и пел одну и ту же заунывную песню, напоминая о большой трагедии на "Угрюм-реке".

Когда после аварии «Академик Киренский» был приведен в Подтесовскую базу флота, было много дебатов, что делать с судном - восстанавливать на месте или перегнать в Германию, на ту же самую верфь, и сделать таким же, каким оно было до аварии. Но к этому времени пассажирские перевозки начали понемногу сокращаться, и надобности в его восстановлении уже не было. Комиссия приняла решение изрезать теплоход на переплавку.

В том же, 1982 году теплоход «Академик Киренский» в Подтесово подняли на слип, на тележках выкатили в сторону склада, чтобы не мешать другим судам, и бензорезом стали делить его на части. Груды порезанного металла увозили на заводы "Вторчермета". В 1983 году на берегу стояла срезанная, с двумя голубыми лентами труба - последняя часть, напоминавшая о том, что был когда-то теплоход «Академик Киренский», который бороздил морские и речные просторы.

Капитан Николай Халевин до конца своей жизни считал себя виноватым в этой трагедии и унижений перенести не смог: в одно прекрасное солнечное утро он лег на железнодорожные рельсы - под колеса идущего грузового состава.
* * *

Теплоходы проекта 646 стоились в Германии на заводе Warnowwerft Warnemuende в период с 1953 по 1956 годы. Оригинальное обозначение - BiFa Typ B, (Binnenfahrgastschiff Typ B) (речной пассажирский теплоход, тип B).

Теплоходы проекта 646 - двухпалубные суда, которые изначально проектировались для возможности выходов в прибрежные морские участки. Суда проектировались как пассажирские и имели каюты на 1, 2, 4, 6 и 8 пассажиров. Некоторые каюты оборудовались умывальниками. Теплоходы имели два ресторана и два салона.

Заводом Warnowwerft Warnemuende по проекту 646 было выпущено 15 теплоходов.

Добавить комментарий

CAPTCHA

Пожалуйста, ответьте на вопрос ниже, для того, чтобы оставить комментарий

style="display:block"
data-ad-client="ca-pub-2176297390054496"
data-ad-slot="6568306974"
data-ad-format="autorelaxed">